Волхвы

«Когда же Иисус родился в Вифлееме Иудейском во дни царя Ирода, пришли в Иерусалим волхвы с востока и говорят: где родившийся Царь Иудейский? Ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему» (Мф. 2:1–2).

На фреске Рождества три волхва приносят дары Христу: старший преклонил колено, протягивая Младенцу ларец с золотыми монетами, средний и младший держат ладан и смирну (мирру). В небесах ангел несет Вифлеемскую звезду, за которой, по евангельскому рассказу, шли волхвы, чтобы найти родившегося Царя иудейского. Звезда в его руках выглядит как крупный голубой диск.

В Евангелии от Матфея волхвы упомянуты кратко: они пришли с востока, чтобы поклониться рожденному Младенцу и принести ему свои дары. Средневековые авторы часто размышляли об этих персонажах, их происхождении и роли. Под пером богословов и книжников у загадочных мудрецов появлялась собственная биография.

Волхвы выстраиваются друг за другом по старшинству. Фрагмент иконы «Рождество Христово», пер. пол. XV в. (Третьяковская галерея, Инв. № 12010)

В греческом и латинском текстах Евангелия их называли магами (славянское «волхв» тоже означало мага, языческого мудреца). И в европейском, и в русском искусстве их разделяли на три возраста, изображая как юношу, средовека и старца. У магов возникали разные имена – чаще всего старца называли Мельхиором, зрелого мужа Валтасаром или Балтазаром, а юношу Каспаром. Вариации таких имен появлялись иногда на русских иконах и фресках. Пастухи, которые первыми поклонились Младенцу, по христианским трактовкам, были евреями, а явление волхвов, пришедших издалека, символизировало будущее поклонение Христу всех народов земли. Золото, ладан и смирна (камедистая смола, которую использовали для бальзамирования тел), символизируют, по самым частым трактовкам, царскую, священническую власть и смерть Христа.

Известный раннехристианский богослов Тертуллиан († 230) отождествил приход волхвов со словами 71-го псалма о царе, которому поклонятся все правители земли: «цари Фарсиса и островов поднесут ему дань; цари Аравии и Савы принесут дары; и поклонятся ему все цари; все народы будут служить ему» (Пс. 71:10–11). Эта трактовка постепенно утвердилась на Западе. Спустя века магов начали почитать в Европе как «королей» с разных концов земли, изображать в царских венцах, со знаками власти, со свитой. Под влиянием этой традиции на фреске Троицкого храма и возникла корона в руках юноши. Одновременно магов считали потомками трех сыновей Ноя – Сима, Хама и Иафета, от которых произошли разные народы земли. В результате волхвы оказались представителями трех частей света, известных на средневековом Западе: Европы (населенной потомками Иафета), Азии (где жили семиты) и Африки (где расселились хамиты). Эту идею в европейском искусстве подчеркивал цвет кожи одного из магов: либо Балтазара, либо юного Каспара в позднее Средневековье и Новое время часто изображали как арапа.

Волхвы едут на конях, и первый, молодой, волхв указывает на свое лицо – этот жест подчеркивает, что юноша смотрит на Вифлеемскую звезду и следует за ней. Фрагмент иконы «Рождество Христово», вт. пол. XVI в. (Владимиро-Суздальский музей, Инв. № В-6300/107)

В 1164 г. германский император Фридрих Барбаросса захватил Милан и вывез оттуда мощи трех волхвов (по легенде, они попали туда из Константинополя, а еще раньше были привезены из Палестины императрицей Еленой). Император подарил их своему другу и союзнику, архиепископу Кёльна Райнальду фон Дасселю. Мощи стали главной реликвией Кельнского собора, а культ святых «кёльнских королей» распространился в Европе. В православном мире восточные мудрецы не стали почитаемыми святыми, и их чаще всего изображали без нимбов. Впрочем, сегодня ситуация меняется, и в российских церквях все чаще можно встретить частицы мощей трех волхвов – иногда их интегрируют в иконы Рождества.

На головах магов русские мастера, как правило, изображали не короны, как в Троицком храме, а «иудейские шапки». Высокие, округлые, красного, реже зеленого цвета, они были частым атрибутом пророков в иконописи. Во многих композициях такие шапки маркировали ветхозаветных персонажей, праведников и мудрецов (к примеру, пророка Даниила и первосвященника Аарона в иконографии Сошествия во ад). Поклонение волхвов рожденному Мессии знаменовало признание древним миром Нового Завета, и иудейские шапки визуально подчеркивали эту идею.

 Читать подробнее:

Майзульс М. Р. Между Христом и Антихристом. «Поклонение волхвов» Иеронима Босха. М.: Альпина нон-фикшн, 2021. С. 91–100.