Вавилонская блудница

На стенах Троицкого собора блудница одета в расшитое золотом одеяние и увенчана золотой короной. Правой рукой она поднимает чашу с мерзостями и нечистотой ее «блудодейства». Ее престолом служит зверь с семью головами и закрученным хвостом. Он изображен почти так же, как другой зверь, описанный в 13-й главе Откровения (13:1-2): «с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные». Тот зверь в большинстве толкований Апокалипсиса с раннехристианских времен отождествлялся с Антихристом (Подробнее – «Зверь, вышедший из моря»). Только Зверь-Антихрист, в соответствии с текстом Откровения, «подобен барсу», и тело его пятнисто. Зверь, на котором сидит Вавилонская блудница, – багрян, в цвет крови. Перед блудницей и зверем стоит толпа людей во главе с двумя царями, которые ей поклоняются.

В древнееврейской, а затем христианской традициях Вавилон был антонимом Иерусалима, неправедным градом, где царствует грех и процветает идолопоклонство. Откровение Иоанна Богослова, как и многие визионерские тексты, полно загадочных иносказаний, которые требовали толкования. В течение столетий христианские богословы, включая Андрея Кесарийского, чаще всего видели в фигуре блудницы указание на Рим – столицу языческой империи, в которой развернулись гонения на христиан. Семь голов зверя – семь гор, на которых стоит этот город, или семь царей (т.е. императоров): от Домициана до Диоклетиана, – которые преследовали Церковь.

В иконописи и книжной миниатюре рядом с персонажами очень часто делали надписи, которые их идентифицировали и объясняли зрителям происходящее. Фигуру блудницы обычно подписывали «жена», «любодеица» или «тайна Вавилон великий». Однако в некоторых списках Апокалипсиса рядом с блудницей писали «Рим». В ее правой руке была чаша, упомянутая в тексте Откровения, а в левой – образ города, похожий на небольшой макет.

Слово «Вавилон» и образ блудницы часто использовали в церковной полемике – как обозначение безбожного царства и средоточия зла. Роспись Троицкого монастыря была начата в 1662 г. Как раз в эту эпоху старообрядцы, видевшие в церковной реформе патриарха Никона и исправлении богослужебных книг знак последних времен и прихода Антихриста, активно использовали образы из Апокалипсиса для обличения официальной Церкви, которая их жестоко преследовала. По их убеждению, Москва из богоспасаемого града превратилась в Вавилон. Так, протопоп Аввакум обличал Никона как губителя душ, приспешника Антихристова, угодника дьявола, проклятого зверя и «блудницу вавилонскую, блудницу всескверную».

Как изобразить блудницу? Текст Откровения дает достаточно деталей: одеяния, расшитые золотом и украшенные жемчугами; золотая чаша; зверь, который служит ей престолом. Однако все это можно было показать по-разному, а некоторые элементы ее портрета, никогда не визуализировались. Например, мы не увидим на ее челе надписи «Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным».

Вавилонская блудница.
Миниатюра из русского Апокалипсиса второй половины XVI в. РГБ. Ф. 173.I. 16. Л. 71

Русская иконография Апокалипсиса сложилась под сильным влиянием западных, католических и протестантских образцов. Они становились известны в Московской Руси благодаря гравюрам в печатных Библиях и отдельным гравированным листам, которые привозили из Европы. Многие детали на русских миниатюрах, фресках или иконах Апокалипсиса были вдохновлены циклом гравюр на сюжет Откровения, созданным Альбрехтом Дюрером (1471–1528), а также гравюрами Лукаса Кранаха Старшего (1472–1553) для немецкого перевода Нового Завета. Их влияние шло напрямую или через более поздние иллюстрации к Апокалипсису, которые на них ориентировались. Особой популярностью пользовались гравюры из Библии Петера ван дер Борхта (Лейден, 1592–1593) и Библии Пискатора, впервые опубликованной в Амстердаме в 1639 г.

В XVI в. протестанты, обличая Католическую церковь и римских пап как слуг Антихриста, активно использовали образ Вавилонской блудницы. Потому на гравюрах Кранаха и многих других изображениях, созданных сторонниками Реформации, на голове блудницы вместо короны или венца появилась тройная папская тиара. Эта деталь представляла уже не языческий, а католический Рим как Вавилон – город, с точки зрения протестантов, проклятый Богом.

Лукас Кранах Старший. Вавилонская блудница. Гравюра к немецкому переводу Нового Завета («Сентябрьскому Завету»), выпущенному Мартином Лютером в 1522 г.

На фреске в Троицком соборе, как на многих западных гравюрах, зверь, на котором сидит блудница, развернут влево, а перед ним на коленях стоят грешники – иноверные народы и их пагубные цари. Здесь на голове у блудницы простая корона, однако на многих русских композициях того времени вместо нее изображали трехуровневый венец – явный отголосок папской тиары из протестантской иконографии.

В росписи Данилова монастыря зверь, на котором сидит блудница, стоит на земле. Однако на многих миниатюрах и фресках он появляется посреди моря. Эта деталь отсылала к строкам Откровения, что блудница была окружена водами, олицетворявшими «народы, и племена, и языки» (Откр. 17:15).

В XVI в. протестанты, обличая Католическую церковь и римских пап как слуг Антихриста, активно использовали образ Вавилонской блудницы. Потому на гравюрах Кранаха и многих других изображениях, созданных сторонниками Реформации, на голове блудницы вместо короны или венца появилась тройная папская тиара. Эта деталь представляла уже не языческий, а католический Рим как Вавилон – город, с точки зрения протестантов, проклятый Богом.

На фреске в Троицком соборе, как на многих западных гравюрах, зверь, на котором сидит блудница, развернут влево, а перед ним на коленях стоят грешники – иноверные народы и их пагубные цари. Здесь на голове у блудницы простая корона, однако на многих русских композициях того времени вместо нее изображали трехуровневый венец – явный отголосок папской тиары из протестантской иконографии.

В росписи Данилова монастыря зверь, на котором сидит блудница, стоит на земле. Однако на многих миниатюрах и фресках он появляется посреди моря. Эта деталь отсылала к строкам Откровения, что блудница была окружена водами, олицетворявшими «народы, и племена, и языки» (Откр. 17:15).

Адриан Колларт или Ян Снеллинк. Вавилонская блудница (Антверпен, 1585 г.).

На большинстве русских изображений, созданных в Московской Руси XVI–XVII вв., блудница предстает как царица. Она олицетворяет безбожие и идолопоклонство, но в ее образе обычно нет ничего распутного или откровенно сексуального. Однако на исходе русского Средневековья и в XVIII в. на некоторых иллюстрациях к Апокалипсису ее стали изображать как разодетую девку с обнаженной грудью, плечами и ногами. В одном списке начала XIX в. (Государственная Третьяковская галерея. МК-30. Л. 172 об.) за спиной блудницы, на фоне пагубного града с множеством острых шпилей и флагов под музыку танцуют две пары. Женщины явно пьяны, а у одной из них тоже обнажена грудь.  Да и сама блудница подписана не как обычно, а «жена пияна». Помимо исторического и эсхатологического, этот образ приобрел и моральное звучание – обличение разгула и винопития.

В некоторых старообрядческих Апокалипсисах персонажам, связанным с Сатаной и Антихристом, придавали сходство с гонителями старой веры – патриархом Никоном и императором Петром I. Их одевали на европейский манер – ведь, на взгляд ревнителей древнего благочестия, новые моды были признаками отпадения от истины. Историки предполагают, что некоторым изображениям блудницы, старообрядцы придавали сходство с императрицами XVIII в., например, с Анной Иоанновной (1730–1740).

Узнать подробнее: 

Ануфриева Н.В., Починская И.В. Лицевые апокалипсисы Урала. Православная традиция и элементы европейского культурного влияния. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2014.

Откровение Иоанна Богослова в мировой книжной традиции. Каталог выставки / Под ред. А.А. Турилова. М.: Индрик, 1995.

Пророчества Апокалипсиса в гравюрах Дюрера и западноевропейских мастеров XV-XVII веков / Авт. ст. Н. Веденеева. М.: б.и., 2012.