Рождество Богородицы

История Рождества Богородицы описана в апокрифическом «Протоевангелии Иакова», которое сильно повлияло на христианскую традицию. В первых главах здесь говорится о праведных Иоакиме и Анне, которые были богаты и благочестивы, но не имели детей. Бездетность считалось у евреев позором и грехом. Когда однажды престарелый Иоаким дал богатую жертву в храм (он всегда приносил двойные дары), человек по имени Рувим начал упрекать его, говоря, что он недостоин жертвовать что-либо, не принеся потомства Израилю. Опечаленный Иоаким удалился в пустынные места, постился и молился 40 дней. После этого ему явился ангел и благовестил о скором рождении ребенка. В те же дни жена Анна горевала дома. Однажды она вышла в сад и, увидев гнездо воробья, начала оплакивать свою бездетность. Ангел явился к ней и сказал то же, что Иоакиму. Анна встретила у ворот мужа и в тот же день понесла от него ребенка, которого обещала отдать в дар Господу. Когда Марии исполнилось три года, отдали в Иерусалимский храм.

Композиция этого праздника в иконографии строится по классической схеме, с помощью которой изображали рождение ребенка (к примеру, Рождество Христово ссылка на лонгрид Рождество Христово). Мать полулежит, часто в окружении служанок. Внизу новорожденный показан в сцене омовения, на руках служанки (нередко его изображали дважды – и рядом с матерью, и около купели). Отец может наблюдать эту сцену со стороны.

Как говорилось в протоевангелии Иакова, Иоаким жил богато –  неудивительно, что в его доме в сценах Рождества Богородицы изображали, как правило, много слуг: они подносят Анна кубки и кувшины, поддерживают ее за руку, стоят с опахалами, наполняют купель для омовения новорожденной. Интересно, что сам Иоаким часто наблюдает за происходящим, выглядывая из дверного проема, из окна или из-за стены. Его фигура отчасти скрыта для зрителя. Это довольно редкий в иконописи прием, который демонстрирует нахождение персонажа внутри здания. Как правило, для того, чтобы показать людей в интерьере, их писали на фоне дома или храма. Здание контурно очерчивает персонажей, и это помещает их во внутреннее пространство – как видно в центральной части фрески Рождества Богородицы Троицкого храма.

Фрагмент иконы «Рождество Богоматери», XV – XVI вв. (Новгородский музей, Инв. № 3100). Иоаким выглядывает из дверного проема и из окна 

Фрагмент иконы «Рождество Богоматери» вт. четв. XV в. (Сергиево-Посадский музей-заповедник, Инв. № 2765)

Однако на фреске Троицкого храма Иоаким показан сидящим – его фигура видна полностью и помещена в своеобразную нишу, будто разрезающую здание. Этот живописный прием называется «нутровые палаты». Русские мастера заимствовали его из европейской живописи в XVI в. Чтобы показать человека в здании, в фасаде изображают нишу, похожую на полукруглый дверной проем или условный вырез в стене. Сквозь проем видны и персонажи, и элементы интерьера. В XVII в. такой прием широко распространился в русской иконописи, а во второй половине века встречался уже практически повсеместно. Мастера артели Гурия Никитина изобразили в таких нишах две сцены: сидящего Иоакима (справа) и объятия Иоакима и Анны, зачатие Пресвятой Богородицы (слева).

Динамика композиции развернута по традиционному принципу: слева направо и сверху вниз. Левая сцена начинает рассказ сценой Зачатия. Правее вверху изображена родившая Анна, а внизу омовение младенца. Часто в композиции Рождества включали еще сцену «Ласкание Богородицы»: родители держат Марию на руках. Это подчеркивало любовь и заботу, которой окружили престарелые Иоаким и Анна чудесно дарованного им ребенка.

Ласкание Богородицы. Фрагмент иконы «Рождество Богоматери» XVI в. (Новгородский музей-заповедник, Инв. № КП 7715, ДРЖ 971)

Читать подробнее:

 Антонов Д.И. Нимб и крест: как читать русские иконы. М.: АСТ, 2022