Лжепророк: Зверь, вышедший из земли

«И увидел я другого зверя, выходящего из земли; он имел два рога, подобные агнчим, и говорил как дракон. Он действует перед ним со всею властью первого зверя и заставляет всю землю и живущих на ней поклоняться первому зверю, у которого смертельная рана исцелела; и творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми» (Откр. 13:11–13).

В двурогом Звере, выходящем из земли, христианские богословы обычно видели Лжепророка – «апостола» и подручного первого Зверя-Антихриста. Его рога подобны агнчим, поскольку он псевдо-агнец, лжепастырь, который начнет творить мнимые чудеса и соблазнять народ, чтобы привести его под власть «сына погибели»: «И чудесами, которые дано было ему творить перед зверем, он обольщает живущих на земле» (Откр. 13:14).

Епископ Андрей Кесарийский (VI–VII вв.), автор самого популярного на Руси толкования Апокалипсиса, объяснял, что змей (дракон) олицетворял Сатану, зверь, выходящий из моря, Антихриста, а второй зверь, вышедший из земли, – Лжепророка. «Он выходит из земной, полной скверн жизни и имеет два рога, как агнец, чтобы овчею шкурою скрыть убийственность волка и потому, что сначала он примет образ благочестия. Об этом блаженный Ириней говорит так: Об оруженосце, которого называют и лжепророком, нужно сказать, что он говорил как змей. Ему сообщена власть совершать знамения и чудеса, чтобы, шествуя пред антихристом, приготовить ему путь погибели. Исцеление язвы зверя мы считаем или за временное, кажущееся соединение разделившегося царства, или же за восстановление на краткое время антихристом владычества сатаны, разрушенного Крестом Господним, или, наконец, мнимое воскрешение какого-нибудь умершего из близких ему. Будет говорить как змей, ибо он будет делать и говорить свойственное начальнику зла – диаволу».

Двурогий Зверь-Лжепророк выходит из темной пещеры и «творит великие знамения, так что и огонь низводит с неба на землю перед людьми» (Откр. 13:13). Правее он ставит «всем малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам» знак Антихриста – начертание «на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его» (Откр. 13:16-17). Миниатюра из старообрядческого Апокалипсиса, ок. 1800 г. Baltimore. The Walters Art Museum. Ms. 917. Fol. 125v

На гравюре Альбрехта Дюрера двурогий Зверь-Лжепророк, выходящий из земли, похож скорее не на кроткого (чтобы соблазнять народы) агнца, а на свирепого льва с двумя парами рогов. Многие древнерусские мастера стремились подчеркнуть его сходство с агнцем, но при этом – как в росписи Троицкого собора – придавали ему устрашающе-агрессивный облик.

Альбрехт Дюрер. Иллюстрация к 13-й главе Апокалипсиса, 1502 г. Amsterdam. Rijksmuseum. № RP-P-OB-21.667

Среди пагубных деяний Зверя-Лжепророка в Откровении упомянуто, что он сотворит образ («икону») Зверя-Антихриста, сделает так, что тот оживет и заставит всех его почитать: «И дано ему было вложить дух в образ зверя, чтобы образ зверя и говорил и действовал так, чтобы убиваем был всякий, кто не будет поклоняться образу зверя» (Откр. 13:15).

Андрей Кесарийский объяснял, что Лжепророк при помощи демонов сотворит изображение Антихриста, сделает так, чтобы людям казалось, будто оно говорит, и прикажет убивать всех, кто откажется ему поклониться. Кроме того, он попытается поставить всем «начертание гибельного имени отступника и обольстителя на правых руках, чтобы отнять силу для совершения добрых дел, а также и на челе, чтобы сделать прельщенных дерзновенными в обольщении и тьме. Но те, у которых лица запечатлены божественным светом, не примут его. И будет он распространять звериную печать везде, и в купле, и в продаже, чтобы не принимающие ее умерли насильственною смертью от недостатка, необходимого для поддержания жизни».

В росписи Троицкого собора этой сцены нет, однако в русских лицевых Апокалипсисах XVI–XVII вв. поклонение образу Антихриста найти несложно. Этот образ редко представляли как изображение, написанное на доске, либо как статую – чаще мы видим семиглавую фигуру Зверя, перед которой склоняются грешники. Она может быть подписана словом «икона», но в ее облике нет ничего, что показывало бы ее искусственность. Однако порой русские мастера представляли настоящую икону, на которой написан Зверь, или его скульптуру, стоящую в рамке с щипцовым либо арочным верхом.

На этом изображении «икона зверина» ничем не отличается от самого Зверя, сидящего на престоле. Миниатюра из старообрядческого Апокалипсиса, ок. 1800 г. Baltimore. The Walters Art Museum. Ms. 917. Fol. 148v.

Аналогично на западноевропейских иллюстрациях к Апокалипсису «оживший» образ Зверя-Антихриста представал либо как изваяние (иногда плоскостной образ), неподвижно стоящее на колонне, в киоте или на алтаре, либо как существо, ничем не напоминающее рукотворный объект, либо – в промежуточном варианте – как Зверь, воздвигнутый на алтарь, раскрашенная статуя, неотличимая от самого Зверя. Подобная двойственность размывает грань между «образом зверя» и его прообразом – самим Антихристом.

Росписи Троицкого собора были созданы в 1660-х гг. – в период, когда в русской церкви окончательно утвердился раскол. Старообрядцы, отказавшиеся принимать реформы патриарха Никона, поддержанные царем Алексеем Михайловичем, были убеждены, что настали последние времена. Сначала многие из них полагали, что коварный патриарх – Антихрист или предтеча Антихристов – обманул царя. Однако когда стало ясно, что власть поддерживает реформы, а на защитников старой веры обрушились преследования, они пришли к выводу, что и царская власть в плену у сил тьмы.

Обличая гонителей, дьякон Федор, соратник протопопа Аввакума, в 1669 г. вопрошал: «Не явно ли есть сего двоерогаго зверя в Русии нашей действо и малым детем?» Патри­арх и царь вместе стали «казнить» на Руси христианскую веру, ввели «триперстную ересь» (новый способ крестного знамения), «сиречь печать анти­христову», и начали «силою и лестию» ставить ее людям на правую руку. По словам Федора, двурогий Зверь, упомянутый в Откровении Иоанна Богослова, уже явился в России, «Два же рога у зверя – две власти знаменует». Один рог Лжепророка – патриарх Никон, а второй – его «пособитель», царь Алексей Михайлович.