Белый и золотой: цвета рая

В сценах с изображением Богородицы в раю и Небесного Иерусалима можно заметить, что фигуры святых размещены на белом фоне, на земле растут (а на столах лежат) цветы. Здесь белый цвет играет знаковую роль – такой фон, часто с изображением растений, обозначает небеса, обитель праведных. На белом фоне писали многие райские сцены – к примеру, Авраама, Исаака и Иакова с душами спасенных (мотив «лона Авраамова») или Адама и Еву в Эдеме. Это цветовое решение хорошо соотносится с визионерскими рассказами о видении рая как светлого, сияющего места и неувядающего сада. Образы немеркнущего света и вечного цветения перешли из иудейской в христианскую культуру, отражаясь одновременно в текстах и в изображениях.

Белый фон и цветы как визуальные знаки рая. Фрески Троицкого храма Свято-Троицкого Данилова монастыря

Не только фон, но и одежды белого цвета часто несут знаковую функцию. В Апокалипсисе говорится о белых одеждах праведников. Мотив повторяется на фресках Троицкого храма: люди в сияющих белизной одеяниях в целом ряде сцен окружают Христа на небесах. Этому есть как минимум несколько объяснений.

Праведники в белых одеждах. Фреска Троицкого храма Свято-Троицкого Данилова монастыря

Прежде всего, белый ассоциируется с чистотой – как буквальной, так и метафорической (непорочностью, невинностью, праведностью). Оба значения использованы в Откровении Иоанна Богослова, где рассказано о спасенных перед Господом: «Они омыли свои одежды в крови Агнца и сделали их чистыми и белыми» (Откр. 7:14). Неудивительно, что погребальные одежды в разных культурах часто тоже оказывались белыми. В иконописи в белых погребальных саванах писали как людей, восставших из гроба (к примеру, праведного Лазаря), так и души умерших (к примеру, душу Пресвятой Богородицы на руках Христа в сценах Успения).

Кроме того, белый – цветовой синоним светлого, светящегося. Вариации световых эпитетов («пресветлый», «светозарный», «блистающий», «неомраченный»…) использовали для описания святых и ангелов (к примеру, в Евангелии от Матфея так говорится о небесном духе: «вид его был как молния, и одежда его бела как снег», Мф. 28:3). Образ человека в белом ассоциировался не просто со смертью, но с благой участью и сиянием небесного мира.

Белый фон для обозначения рая. Авраам, Исаак, Иаков и благоразумный разбойник встречают людей, спасенных на Страшном суде, которых ведет апостол Петр. Богородица в окружении ангелов восседает в райском саду.Фрагменты иконы «Страшный суд» (сер. XVI в., Гос. Эрмитаж, Инв. № ЭРИ-230).
Фрагменты иконы «Страшный суд» (сер. XVI в., Гос. Эрмитаж, Инв. № ЭРИ-230).

Ту же роль, что белый, играет в иконографии золотой цвет. Он также указывает на сияние небесного мира. Золотые нимбы и фоны (изготовленные из тонких пластин металла или написанные твореным золотом) создавали для многих икон. В визуальном поле и белый, и золотой ассоциируются с солнечным светом, а свет – главный образ рая, метафора благодати и святости. При этом у золота есть и другие, дополнительные коннотации – богатство, достоинство, власть.

Синоним золотого – желтый. Это самая частая и естественная замена дорогостоящему металлу. Желтой краской часто писали золотые, по сюжету истории, но не самые значимые предметы, как монеты или статуи идолов. Неудивительно, что белый, желтый и золотой заменяемы во многих контекстах – и фон икон, и нимбы чаще всего выполнены в одном из этих цветов. В знаковом плане они равнозначны, а их сочетания позволяют говорить о святости языком красок.

Что касается русской стенописи XVII в., то в ней чаще, чем на иконах, использовался не желтый и золотой, а синий цвет для обозначения небес. Это ассоциация с буквальным, наблюдаемым, земным небосводом тоже помогала изобразить горний мир.

Образ Христа Пантократора в центральном куполе: синий фон и золотой нимб.
Фреска Троицкого храма Свято-Троицкого Данилова монастыря