Гурий Никитин (Кинешемцев)

(около 1620 – 1691)

Руководитель костромской артели, расписавшей фресками Троицкий собор Данилова Монастыря, Гурий Никитин был выдающимся иконописцем XVII века. Известный специалист по искусству этого времени В.Г. Брюсова даже называла его последним великим художником, работавшим в древнерусской традиции. 

Род предков Гурия, видимо, происходил их Кинешмы, в связи с чем ему досталось прозвание Кинешемцев. Сам иконописец родился в Костроме в семье небогатых ремесленников и торговцев. Кострома наряду с Ярославлем и Нижним Новгородом в то время входила в число крупнейших русских купеческих городов и художественных центров. 

У кого Гурий Никитин учился живописи, точно не установлено. Предполагают, что его наставником был ведущий костромской мастер середины XVII в. Василий Ильин (Запокровский).

Первую половину жизни Гурий, вероятно, провел преимущественно в Костроме. О его творчестве этого периода известно крайне мало. В литературе указываются две богородичные иконы, написанные им для костромских заказчиков (Богоматерь Казанская и Богоматерь Федоровская).

Впервые имя мастера в официальных документах Оружейной палаты упоминается в 1659 г., когда его вызвали в столицу на замену одному из заболевших костромских художников старшего поколения. В 1660 г. Гурий был аттестован по 1-ой статье (высшая оценка мастерства для «городового» иконописца) и оказался в числе пятнадцати костромичей, работавших над росписью кремлевского Архангельского собора. В 1661 г. вместе с несколькими известными мастерами Оружейной палаты он писал иконы для сестры государя Алексея Михайловича – царевны Ирины. 

Мастерство, талант и опыт Гурия быстро выдвинули его в первый ряд русских иконописцев того времени. Не случайно вскоре именно он встал во главе костромской артели.

Свой первый заказ как руководитель костромских мастеров фрески Гурий Никитин получил от келаря Троицкого Данилова монастыря Саввы. В Переславле в 1662 и 1668 г. костромичи расписывали главный собор этой обители. Успешное завершение работы создало Гурию репутацию одного из лучших мастеров стенного письма своего времени и привлекло внимание заказчиков, представлявших интересы не только государства, но и крупных монастырей и храмов.

В 1660-е гг. Гурий Никитин много работал по царским заказам. Он принимал участие в росписи государевой комнаты, золотой и передней палат и крыльца кремлевского дворца, писал малые кипарисовые складни для царицы Марии Ильиничны (Милославской), «чинил» стенопись в Успенском соборе Кремля. Особенно много внимания ему пришлось уделить работе над украшением Архангельского собора в Кремле и московской церкви Григория Неокесарийского, главным ктитором которой был сам царь Алексей Михайлович.

В «Повести о построении Николо Пенской и Федоровской церквей в Ярославле» рассказывается, что Гурий Никитин в 1669 г. написал по заказу ярославца Ивана Плешкова образ Федоровской Богоматери, «мерою и подобием» костромкой чудотворной иконы XIII века. Неизвестный автор «Повести» характеризует Гурия как «иконописца искусного» и подчеркивает, что художник был чрезвычайно благочестив и сохранял целомудрие до конца своей жизни. Судя по некоторым сохранившимся сведениям, изограф никогда не был женат и заботился о своей вдовой матери и незамужней сестре.

В отличие от многих прославившихся тогда художников Гурий Никитин не стал перебираться в Москву и становиться «жалованным» мастером Оружейной палаты. До конца жизни он оставался «городовым» иконописцем в Костроме, сохраняя относительную творческую свободу и бывая в столице лишь по вызову для выполнения конкретных работ. Вместе со своей артелью он, в основном, занимался росписью больших храмов в провинциальных городах.

Известно, что в 1670–1680-х гг. художник писал иконы для известных московских, костромских и ярославских храмов. Считается, что артель Гурия Никитина расписывала Богоявленский собор в Костроме, церковь Воскресения и Успенский собор в Ростове, Крестовоздвиженский собор в Романово-Борисоглебске (ныне Тутаев), дворцовую церковь Спаса Нерукотворного в Московском Кремле. По некоторым сведениям, в 1686 г. костромичи во главе с Гурием выполнили стенопись в Софийском соборе Тобольска.

Самые знаменитые произведения Гурия Никитина и мастеров его артели – фрески церкви Ильи Пророка в Ярославле (1680) и Троицкого собора Ипатьевского монастыря в Костроме (1684). Это было время, когда талант художника достиг зрелого совершенства.

Гурий Никитин умел находить тонкий баланс между распространившимся во второй половине XVII в. «световидным» письмом, пышной декоративностью иконных образов и старой иконописной манерой. Ему было чуждо показное новаторство, которое демонстрировали некоторые из его современников, но при этом он охотно использовал в качестве образцов гравюры голландской Библии Пискатора, творчески перерабатывая их иконографию. Произведения Гурия отличают безошибочное владение композиционными приемами, умение изображать фигуры в сложных ракурсах и взаимодействии друг с другом, великолепное чувство цветовой гармонии. 

Последней, подтвержденной письменными источниками, достоверной работой Гурия Никитина является роспись собора Спасо-Евфимьева монастыря в Суздале 1689 г. Произведения мастера после этого времени неизвестны. В ландратской книге (так в эпоху Петра I называли подворные переписи районов крупных городов) 1709 г. сохранилось известие о том, что художник умер в 1691 г. бездетным, и его двор в Костроме запустел.